logo

М О Я    О С Е Т И Я

СПРАВОЧНИК ПО-ОСЕТИНСКОМУ ЯЗЫКУ

В рамках республиканской целевой программы «Осетинский язык на 2013–2015 годы», направленной на сохранение и развитие осетинского языка ННБ подготовила виртуальный справочник по-осетинскому языку.

Будем рады Вашим предложениям, пожеланиям, замечаниям.

Автор проекта и составитель - Ирина Бибоева
Ответственная - Людмила Мамукаева
Наши контакты:
E-mail: biboevaig@mail.ru
Тел.: 8-918-821-07-87


Справочник представлен следующими разделами:  

Две  системы счета  в  осетинском языке

В морфологическом плане в осетинском языке признается такая часть речи, как имя числительное, хотя по своей структуре числительные формально ничем не отличаются от остальных имен. А. М. Шегрен осетинские числительные делит на пять групп или разрядов; количественные, порядковые («порядочные»), дробные, разделительные и множительные. Кроме того, он приводит «денежные названия» такие, как грос «полкопейки», суари «пять копеек»; здесь же он отмечает, что имена числительные бывают или существительными, или прилагательными. Таким образом, уже акад. Шегрен дает полное и подробное описание имен числительных в осетинском языке.
Однако, следует отметить, что работа акад. А. М Шегрена в части, касающейся осетинских числительных, страдает серьезными недостатками. Коротко укажем на некоторые ошибки, искажения и неточности. Например, перечисляя количественные числительные, он пишет: дуæ – вместо дыууæ, æрæт – вместо æртæ, цыппæр – вместо цыппар, дыууæдæс – вместо дыууадæс, æвтдæс– вместо æвддæс, сæдз – вместо ссæдз, дувыйсæдзый – вместо дыууиссæдзы, дуæ миний – вместо дыууæ мины, иу æмæ мин – вместо мин æмаг иу и т. д.. Кроме прямых искажений, ошибок и неточностей в работе Шегрена имеется также много спорных вопросов, касающиеся имен числительных.
Академик А. М. Шегрен в своей работе дает освещение только двадцатичной системы. Правда, в одном месте он указывает, что иногда «будто собирательно говорят»: дуæ дæсый – 20, æртæ дæсый – 30, цыппар дæсый – 40, фондз дæсый – 50, что напоминает десятичный счет.
Вс. Ф. Миллер во второй части своих «Осетинских этюдов» имена числительные делит на количественные и порядковые. В своей работе он отводит числительным сравнительно мало места – всего четыре страницы. Вс. Миллер также дает описание двадцатичной системы. Количественным числительным до десяти включительно, а также некоторым порядковым числительным Вс. Миллер приводит их древнеиранские соответствия, т. е. рассматривает их в сравнительно-историческом плане. Отдельные замечания об осетинских числительных содержатся также в других работах Вс. Миллера.
Проф. Б. А. Алборов в своей грамматике осетинского языка впервые говорит о двух системах счета в осетинском языке, называя десятичный счет ног нымад «новый счет». Однако, он продолжает пользоваться не десятичным, а двадцатичным счетом. Десятичная система счета приводится, как образец новшества, как нововведение. При этом для «двадцати» вместо дыууын проф. Алборов дает ссæдз во всех случаях, что мы считаем наиболее правильным.
Проф. Б. А. Алборов делит числительное на шесть разрядов: нымадонтæ «количественные», рæгъонтæ «порядковые», хайонтæ «дробные», æмбырдонтæ «собирательные», хицæнонтæ «разделительные» и бирæгæнонтæ «множительные»; По морфологическому составу он осетинские числительные делит на: хуымæтæгтæ «простые» и æмхæстытæ «слитные» или «сложные».
В статье проф. Г. А. Дзагурова «Осетинский пастушеский счет» также говорится о существовании в осетинском языке двух систем счета – двадцатичного и десятичного. В этой статье впервые поднимается вопрос о былом существовании десятичного счета и необходимости его введения в современном осетинском языке. Истории развития осетинских числительных, в частности, существованию в прошлом у осетин десятичного счета посвящена статья проф. А. А. Фреймана «Забытые осетинские числительные».
В. И. Тогузов числительные в осетинском языке подразделяет на три разряда: количественные; порядковые и собирательные. При этом к собирательным он относит числительные, которые другими исследователями включены в разряд разделительных числительных. Автор приводит числительные только по двадцатичной системе счета, но в примечании он пишет: «Недостатки двадцатиричной системы счисления настолько очевидны, что вполне уместно поставить вопрос о замене ее системой десятиричной. Вся реформа словесного счисления при этом могла бы быть сведена исключительно к выработке особых названий для десятков... 30 – æртæ дæсы, 35 – æртæ дæсы æмæ фондз, 40 – цыппар дæсы; 50 – фондз дæсы и т. д.
При этом в приведенных примерах он иногда путает десятичную систему с двадцатичной. Так, число «2559» он словесно обозначает дыууæ мины æмæ фондзфондзыссæдзы æмæ нудæс æмæ дыууиссæдзы, что дословно означает «две тысячи и пятьсот и девятнадцать и сорок»; число «1925» словами передается нудæсфондзыссæдзы æмæ фондз æмæ ссæдз, что означает «девятнадцать сотен и пять и двадцать; число «1955» – мин фараст сæдæйы фондз дæсы æмæ фондз «тысяча девятьсот пятьдесят пять», или нудæс сæдæйы фондз дæсы æмæ фондз «девятнадцать сотен пятьдесят и пять»; число «2371» – дыууæ мины æртæ сæдæйы авд дæсы æмæ иу «две тысячи триста семьдесят и один», или æртæ æмæ ссæдз сæдæйы авд дæсы æмæ иу «двадцать три сотни семьдесят и один».
В. И. Абаев уделяет также много внимания осетинским числительным, их истории, их месту и употреблению в современном осетинском языке. Он отмечает, что в современном осетинском языке до двадцати существует одна система счета, а свыше двадцати – две системы счета: десятичная и двадцатичная.
Он указывает далее, что десятичный счет господствует в учебной практике и в литературной речи, двадцатичный употребителен в обиходе.
Числительные в осетинском языке автор подразделяет на следующие четыре разряда: количественные, порядковые, дистрибутивные (разделительные) и дробные.
А. М. Касаев делит числительные в осетинском языке тоже на четыре разряда: количественные, порядковые, числительные с суффиксом – гай: а) собирания, соединения, б) разделения и дробные числительные. В языке бытуют два способа счисления: двадцатичная и десятичная. Десятичная система счета сохранилась только в пастушеском быту и в настоящее время принята в литературе. Отмечаются также некоторые особенности в произношении осетинских числительных: фондз æффондз и т. д.
К. Е. Гагкаев делит числительные в осетинском языке на количественные, порядковое, разделительные и дробные. В другой своей работе автор рассматривает осетинские числительные уже в плане сравнения их с русскими и придерживается порядка: количественные, дробные, разделительные и собирательные числительные.
Наконец, в школьном учебнике осетинского языка Н. Багаева числительные делятся на количественные, порядковые, разделительные и дробные. Самостоятельным параграфом здесь же даются две системы счета – десятичная и двадцатичная.
Категория слов, которые являются названиями отвлеченных чисел, выражающих количество предметов или порядок их по счету, называются именами числительными. В отличие от прилагательных, выступающих качественным определителем к существительному, имена числительные выступают в качестве количественных определителей к существительным. «Десять пальцев,– писал Ф. Энгельс,– на которых люди учились считать, т.е. производить первую арифметическую операцию, представляют собой, что угодно, только не продукт свободного творчества раума».
Имена числительные в современном осетинском языке выступают чаще всего в качестве количественных определителей предметов, но они могут выступать и самостоятельно. В той же работе Ф. Энгельс указывал: «Чтобы считать, надо иметь не только предметы, подлежащие счету, но обладать уже способностью отвлекаться при рассматривании этих предметов от всех прочих их свойств, кроме числа, а эта способность есть результат долгого, опирающегося на опыт, исторического развития».
Выступая самостоятельно, без имен существительных, числительные выражают понятие числа абстрактно и дают лишь общее представление о количестве; они могут быть конкретизированы только после присоединения к ним существительных. При самостоятельном употреблении числительные – весьма абстрактная форма выражения числа. В такой функции они выступают в арифметических действиях, ср. дæсмæ бафтау дыууæ «к десяти прибавить два»; аст байуар дыууæйыл «восемь разделить на два»; ссæдзæй раппар дыууадæс «из двадцати отнять двенадцать» и т. д.
Когда же имена числительные осознаются нами как количественные определители предметов, то значение их уже конкретизируется; они как бы сближаются с именами прилагательными и начинают уже обладать грамматическими признаками имен прилагательных.
Количественные числительные в осетинском языке не имеют грамматических форм числа, по своей же семантике они, кроме числительного иу «один», выражают множественность: дыууæ «два», сæдæ «сто», мин «тысяча» и т. д.
Числительные количественно немногочисленны, но они выражают жизненно важные понятия. Они относятся к основному словарному фонду языка.
В современном осетинском языке до двадцати сохранилась древнеиранская десятичная система счета; а именно: иу, диг. еу – древнеиранское aiva «один»; дыууæ диг. дууæ – древнеиранское duva «два»; æртæ (перестановка из трæ) древнеиранское traya «три»; цыппар диг. цуппар – древнеиранское catvar «четыре»; фондз – древнеиранское рапса «пять»; æхсæз – древнеиранское xsvas «шесть»; авд – древнеиранское hapta «семь»; аст – древнеиранское asta «восемь».
Числительное фараст «девять» в осетинском языке является новообразованием фар+аст, буквально означает «за восьмью, после восьми», что свидетельствует о существовании у предков осетин восьмеричного счета; где число больше «восьми» означало «за восьмью, после восьми».
Древнеиранское nava «девять» (в русском из невять) по звуковым законам в осетинском языке должно было бы дать форму нæу. Эта древнеиранская форма нæу сохранилась в полном виде в дигорском диалекте в числительном нæу + дæс «девятнадцать», в стяженном виде в иронском диалекте – нудæс в том же значении, а также в числительном нæу + æдз «девяносто»; дæс – древнеиранское dasa «десять».
Числительные, начиная от одиннадцати и кончая девятнадцатью, в осетинском языке образуются по образцу древнеиранских числительных, т. е. вначале даются единицы, потом десятки: ср. иуæндæс – древнеиранское aivadasa «одиннадцать»; дыууадæс – древнеиранское duvadasa «двенадцать»; æртындæс – древнеиранское trayadasa «тринадцать»; цыппæрдæс – древнеиранское catvardasa «четырнадцать»; фынддæс – древнеиранское pancadasa «пятнадцать»; æхсæрдæс – древнеиранское xsvasdasa «шестнадцать»; æвддæс – древнеиранское haptadasa «семнадцать»; æстдæс – древнеиранское astadasa «восемнадцать»; нудæс – диг. нæудæс – древнеиранское navadasa «девятнадцать»; ссæдз – диг. инсæй – древнеиранское vinsaiti «двадцать». В древнеиранском языке, как и в русском и в других индоевропейских языках, существовал десятичный счет, т. е. счет вели десятками. Эта система счета была когда-то и у предков современных осетин. Но впоследствии десятичная система счета осетинами постепенно начала забываться и под влиянием языков соседних кавказских народов, ведущих счет издавна двадцатками, осетины постепенно восприняли от них двадцатичный счет.
Однако десятичный иранский счет сохранился у пастухов осетин, а также у балкарцев, воспринявших этот счет у осетин, и используемый ими чаше всего в скотоводческой, пастушеской практике. В скотоводческой практике пастухами балкарцами счет велся парами, по старой иранской десятичной системе, тогда как у самих осетин вплоть до недавнего времени десятичная система счета была заменена двадцатичной системой счета. Старый иранский десятичный счет стал чужд современным осетинам, они перестали его понимать и не стали больше ими пользоваться за исключением пастухов, которые его называют æссон нымад «балкарский счет».
Предки осетин пользовались десятичным счетом вплоть до 13– 14 в.в. В конце 13 в. и в начале 14 в. территория, на которой ранее жили предки осетин была заселена балкарцами и десятичная система счета перешла и сохранилась у балкарцев. Сами же осетины, по примеру соседних кавказских народов, начали пользоваться двадцатичной системой счета и начали его называть своей системой счета, а свою, старую десятичную систему начали называть «балкарским или пастушеским счетом».
В старой десятичной системе счета наименование десятков, начиная свыше двадцати, почти полностью соответствуют древнеиранским наименованиям десятков: Ср.: æртын – диг. æртин (перестановка из trinl древнепранское tinsat «тридцать» цыппор (цыппур) – древнеиранские    catvarinsat    «сорок»;     фæндзай     - древнеиранское    pancati «пятьдесят»; æхсай - древнеперсидское xsvasti «шестьдесят»; æвдай – древнеиранское haptati «семьдесят»; æстай – древнеиранское astati «восемьдесят»; нæуæдз – древнеиранское navati «девяносто»; сæдæ – древнеиранское sata «сто»; æрзæ (æрдзæ) – древнеиранское hazahra   «тысяча»;   бирæ – диг.   беурæ – древнеиранское baivar  «много».
В десятичной системе счет ведется десятками (начиная от двадцати); единицы ставятся после десяток. Например: дыууын (ссæдз) иу двадцать один», æртын дыууæ «тридцать два», цыппор æртæ «сорок три, фæндзай цыппар «пятьдесят четыре» и т. д.
В двадцатичной системе счет ведется двадцатками, при этом единицы ставятся впереди двадцаток и присоединяются к ним при помощи союза æмæ «и». Например: иу æмæ ссæдз «двадцать один» (дословно: один и двадцать); дæс æмæ ссæдз «тридцать» (дословно: десять и двадцать)»; иуæндæс æмæ ссæдз «тридцать один» (дословно: одиннадцать и двадцать); иу æмæ дыууиссæдзы «сорок один» (дословно: один и две двадцатки); дæс æмæ дыууиссæдзы «пятьдесят» (дословно: девять и две двадцатки); иуæндæс æмæ дыууиссæдзы «пятьдесят один» (дословно: одиннадцать и две двадцатки); иу æмæ æртиссæдзы «шестьдесят один» (дословно: один и три двадцатки); дæс æмæ æртиссæдзы «семьдесят» (дословно: десять и три двадцатки); иуæндæс æмæ æртиссæдзы «семьдесят один» (дословно: одиннадцать и три двадцатки); иу æмæ цыппарыссæдзы «восемьдесят один» (дословно: один и четыре двадцатки); дæс æмæ цыппарыссæдзы «девяносто»   (дословно:   десять   и   четыре  двадцатки);   иуæндæс  æмæ   цыппарыссæдзы «девяносто один» (дословно: одиннадцать и четыре двадцатки); иу æмæ фондзыссæдзы «сто один» (дословно: один и пять двадцаток); иу æмæ æхсæзæссæдзы «сто двадцать один» (дословно; один и шесть двадцаток); иу æмæ авдыссæдзы «сто сорок один» (дословно: один и семь двадцаток); иу æмæ астыссæдзы «сто шестьдесят один» (дословно: один и восемь двадцаток); иу æмæ фарастыссæдзы «сто восемьдесят один»   (дословно: один и девять двадцаток) и т. д.
В таком порядке ведется счет до четырехсот при двадцатичном счете.
«Четыреста» при счете двадцатками будет обозначаться двояко: ссæдзыссæдзы (что дословно означает: «двадцать двадцаток») или цыппарфондзыссæдзы (что дословно означает: «четыре сотни» пли точнее «четыре по пять двадцаток»).
Приведем сравнительную таблицу счета по десятичной и двадцатичной системам свыше двадцати: дыууын иу – иу æмæ ссæдз «двадцать один», дыууын дыууæ – дыууæ æмæ ссæдз «двадцать два», дыууын æртæ -- æртæ æмæ ссæдз «двадцать три» и т. д.; æртын – дæс æмæ ссæдз «тридцать», æртын иу – иуæндæс æмæ ссæдз «тридцать один», æртын дыууæ– дыууадæс æмæ ссæдз «тридцать два», æртын æртæ – æртындæс æмæ ссæдз «тридцать три», æртын цыппар – цыппæрдæс æмæ ссæдз «тридцать четыре и т. д.; фæндзай дыууæ – дыууадæс æмæ дыууиссæдзы – «пятьдесят два» и т. д. æхсай æртиссæдзы «шестьдесят», æхсай иу – иу æмæ æртиссæдзы «шестьдесят один», æхсай дыууæ – дыууæ æмæ æртиссæдзы «шестьдесят два», и т. д.; æвдай – дæс æмæ æртиссæдзы «семьдесят», æвдай иу – иуæндæс æмæ æртиссæдзы «семьдесят один», æвдай дыууæ – дыууадæс æмæ æртиссæдзы «семьдесят два» и т. д.; æстай – цыппарыссæдзы «восемьдесят», æстай иу – иу æмæ цыппарыссæдзы «восемьдесят один», æстай дыууæ – дыууæ æмæ цыппарыссæдзы «восемьдесят два» и т. д. нæуæдз – дæс æмæ цыппарыссæдзы «девяносто», нæуæдз иу – иуæндæс æмæ цыппарыссæдзы «девяносто один», нæуæдз дыууæ–дыууадæс æмæ цыппарыссæдзы «девяносто два» и т. д. сæдæ – фондзыссæдзы «сто», сæдæ иу – иу æмæ фондзыссæдзы «сто один», сæдæ дыууæ –-дыууæ æмæ фондзыссæдзы «сто два» и т. д.; сæдæ дыууын иу – иу æмæ æхсæзыссæдзы «сто двадцать один», сæдæ дыууын дыууæ – дыууæ æмæ æхсæзыссæдзы «сто двадцать два» и т. д.: сæдæ æртын – дæс æмæ æхсæзыссæдзы «сто тридцать», сæдæ æртын иу – иуæндæс æмæ æхсæзыссæдзы «сто тридцать один», сæдæ æртын дыууæ – дыууадæс æмæ æхсæзыссæдзы «сто тридцать два» и т. д.; дыууæ сæдæ – дыууæфондзыссæдзы «двести», дыууæ сæдæ иу – иу æмæ дыууæфондз-ыссæдзы «двести один», дыууæ сæдæ дыууæ – дыууæ æмæ дыууæфондзыссæдзы «двести два» и. т.; æртæ сæдæ – æртæфондзыссæдзы «триста», æртæ сæдæ иу – иу æмæ æртæфондзыссæдзы «триста один», æртæ сæдæ дыууæ – дыууæ æмæ æртæфондзыссæдзы «триста два» и т. д.; цыппар сæдæ  –  цыппарфондзыссæдзы «четыреста», цыппар сæдæ иу – иу æмæ цыппарфондзыссæдзы «четыреста два» и т. д.; фондз сæдæ – фондзфондзыссæдзы «пятьсот», æхсæз сæдæ – æхсæзфондзыссæдзы «шестьсот» авд сæдæ – авдфондзыссæдзы «семьсот», аст сæдæ астфондзыссæдзы «восемьсот», фараст сæдæ – фарастфондзыссæдзы «девятьсот», мин – «тысяча», мин иу – мин æмæ иу «тысяча один» и т.д.; мин фараст сæдæ фæндзай æхсæз – мин фарастфондзыссæдзы æмæ æхсæрдæс æмæ дыууиссæдзы «тысяча девятьсот пятьдесят шесть»; дыууæ мины фондз сæдæ æстай фараст – дыууæ мины фондз    фондзыссæдзы    æмæ   фараст    æмæ      цыппарыссæдзы     «две тысячи пятьсот восемьдесят девять»; дæс мины фондз – дæс мины æмæ фондз «десять тысяч пять», милуан – мин мины «миллион», дæс милуаны сæдæ мины авд æмæ æртын фондз – дæс милуаны фондзыссæдз мины æмæ авдфондзыссæдзы æмæ фынддæс æмæ ссæдз «десять миллионов сто тысяч семьсот тридцать пять», миллиард – «миллиард» и т. д.
Заметим, однако, что: 1. Счет в осетинском языке по десятичной системе ведется в таком же порядке, как в русском языке, т. е. вначале даются большие числа, а затем меньшие, порядка: тысячи – сотни – десятки – единицы; 2. В десятичном счете составные числительные образуются посредством примыкания без всяких связочных слов – союзов; 3. В школьных учебниках грамматики осетинского языка для числительного «двадцать» дается два термина» ссæдз и дыууын, из которых закономерным является форма ссæдз – диг. инсæй, непосредственно восходящая к древнеиранскому прототипу. Эта форма является общим как для десятичной системы, так и для двадцатичной системы. Форма же дыууын является искусственным образованием, которая никогда в осетинском языке не употреблялась, а поэтому до настоящего времени остается чуждой формой для огромного большинства осетинского народа. По-нашему мнению, для «двадцати» в осетинском языке оставить наиболее правильную и наиболее понятную для большинства осетин форму ссæдз. Такой точки зрения придерживаются также А. А. Фреймам, В. И. Абаев, Б. А. Алборов и многие другие исследователи осетинского языка.
В двадцатичном счете наблюдаются следующие основные особенности: 1. Основные числительные свыше «двадцати» образуются путем соединения составных частей при помощи союза æмæ «и». Поэтому, например, числительное иу æмæ ссæдз «двадцать один» буквально означает: один и двадцать»; числительное иуæндæс æмæ ссæдз «тридцать один» буквально означает: «одиннадцать и двадцать» и т. д.; 2. При счете двадцатками в языке будет несколько способов счета. Один из этих способов, мы только что привели. Но принципиально возможны и другие способы счисления. Счет свыше 100, например, может выступать в таких вариантах: вместо иу æмæ æхсæзыссæдзы «один и шесть двадцаток ilJl) можно сказать фондзыссæдзы æмæ иу æмæ ссæдз, что буквально означает «сто и один и двадцать», возможно и такое расположение иу æмæ ссæдз æмæ фондзыссæдзы буквально означающее «один и двадцать и сто» и т. д. Вместо дыууæфондзыссæдзы буквально две сотни (200) говорят дæсыссæдзы «десять двадцаток» и дыууæ сæдæйы «две сотни» и т. д.
Свыше тысячи, при счете двадцатками, возможны такие способы счисления: 1121– иуæндæсфондзыссæдзы æма иу æмæ ссæдз «одиннадцать сотен и один и двадцать»; 1200 дыууадæефондзыссæдзы; 1300 – æртындæсфондзыссæдзы; 1400 – цыппæрдæсфондзыссæдзы; 1500 – фынддæсфондзыссæдзы или мин æмæ æрдæг «полторы тысячи» буквально: тысяча и половина);
3. Свыше тысячи счет ведется по схеме: тысячи – сотни – единицы – двадцатки   или  тысячи  –   единицы  – двадцатки.  Например: 1835 – мин астфондзыссæдзы æмæ фынддæс æмæ ссæдз; 1961 – мин фарастфондзыссæдзы æмæ иу æмæ æртиссæдзы и т. д. 1267 – мин æмæ авд æмæ æртындæсыссæдзы; 1153 – мин æмæ æртындæс æмæ авдыссæдзы и т. д.
4.  При двадцатичной системе счисления в иронском диалекте,  как мы видели выше, иногда вместо фондзыссæдзы говорят сæдæ, т. е. так же, как и при десятичной системе счисления. Например: сæдæйы фыццаг фæуæд  пожелание   «пусть  будет  первым   из ста»; сæдæ  сæдæ  иусионтæ...  «сотню сотен  однорогих...»   (Нартские сказания).
5. Некоторые авторы считают, что при двадцатичной системе счисления союз æмæ  будто  бы  ставится  между всеми  частями  составных числительных.   Между  тем   в  больших числах   союз   æмæ   может   ставиться только между сотнями, единицами и двадцатками,  или  между тысячами,  единицами  и  двадцатками,  а  числа больше сотни  соединяются без союза   æ м æ.   Например: 3425 æртæ мины цыппарфондзыссаэдзы   æмæ   фондз   æ м æ   ссæдз.   (Союз   æмæ   стоит только между сотнями, единицами и двадцатками);  2.500.321 – дыууæ милуаны фондзфондзыссæдз мины   æ м æ   иу   æ м æ   æхсæзыссæдзы и т. д.
Итак, в современном осетинском языке одновременно существуют две системы счета: десятичная и двадцатичная.
Находясь в изоляции от ираноязычных народов, осетины начинают все меньше и меньше пользоваться десятичной системой счета и вместе с этим среди них право гражданства получает двадцатичпая система счета. В определенный период своей истории осетины почти перестают пользоваться десятичной системой и принимают двадцатпчную систему счета. Мы говорили здесь «почти» потому, что десятичная система счета все же не совсем была забыта, например, из десятичной системы счета в обеих диалектах осетинского языка сохранилось числительное сæдæ «сто», счет до двадцати ведется также по десятичной системе счета. Кроме того, в пастушеском быту у осетин сохранились числительные старого осетинского десятичного счета от 20 до 100
Эту забытую систему счета осетины называли по-разному: фиййæутты нымад «пастушеский счет», дыгуры фиййæутты нымад «счет пастухов Дигории», асийаг нымад «балкарский счет», рагон нымад «древний счет», и т. д.
О забытых осетинских числительных впервые в литературе выступил Г. А. Дзагуров, хотя о их существовании в народе было известно задолго до этого.
В 1924 году Первый объединенный съезд деятелей по народному образованию автономных областей Северной и Южной Осетии, проходивший в столице Южной Осетии гор. Цхинвале, принял постановление о введении десятичного счета на осетинском языке. Этот счет, по сравнению с двадцатичным, построен на строго определенных принципах и является наиболее простым и легким для усвоения.
Двадцатичная же система счета особенно неудобна для ведения исчисления больших количеств. Эта система счета в определенной степени еще могла удовлетворять потребности осетинского народа в дореволюционный период, т. к. осетинам тогда не приходилось иметь дело с большими числами. Теперь же, после установления Советской власти, в связи с бурным ростом промышленности и крупного коллективного сельского хозяйства осетинам приходится иметь дело с большими числами.
В настоящее время десятичной системой счета в основном пользуются в школах; в народе же продолжают пользоваться двадцатичной системой. В печати и радио, при изложении цифрового материала, до настоящего времени используется как десятичная, так и двадцатпчная система счета: Ср.: фæллойгæнджытæ сæхи цæттæ кæнынц Стыр Октябры социалистон революцийы дыууиссæдз азы бонмæ. «Трудящиеся готовятся к сороковой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции». Райсомæй æхсæз сахатмæ æввахс участочы цур æрбамбырд дæс æмæ дыууиссæдз адæймагæй фылдæр «Около шести часов утра возле избирательного участка собралось больше пятидесяти человек».
Одновременное пользование двумя способами счета отрицательно сказывается на развитие математического мышления учащихся осетин. Поэтому совершенно прав В. М. Саламов, который в своей работе «О двух способах счета на осетинском языке указывает на необходимость систематической работы по внедрению десятичного счета, как более простого и более совершенного способа счета.

См.: Кулаев Н.Х. Две системы счета в осетинском языке / Известия  Сев.-Осет. научно-исслед. ин-та.– 1964.– Т. XXIV.– Вып. 1.